Статья 277. Рассмотрение административного дела по административному исковому заявлению о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке

1. Административное дело по административному исковому заявлению о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке подлежит рассмотрению в течение пяти дней со дня принятия административного искового заявления к производству суда.

2. Административное дело может быть рассмотрено в закрытом судебном заседании в порядке, установленном статьей 11 настоящего Кодекса.

3. О времени и месте рассмотрения административного дела извещаются гражданин, в отношении которого подано административное исковое заявление о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке, представитель этого гражданина, представитель медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, прокурор.

4. Гражданин имеет право лично участвовать в судебном заседании и излагать свою позицию по административному делу о его госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока его госпитализации в недобровольном порядке, если психическое состояние гражданина позволяет ему адекватно воспринимать все происходящее в судебном заседании и его присутствие в судебном заседании не создает опасности для его жизни либо здоровья или для жизни либо здоровья окружающих.

5. Административное дело о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке рассматривается с участием прокурора, представителя медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, и представителя гражданина, в отношении которого решается вопрос о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке. При необходимости суд может вызвать в судебное заседание иных лиц. Неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенного прокурора не является препятствием для рассмотрения административного дела.

6. При отсутствии у гражданина, в отношении которого решается вопрос о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке, представителя суд назначает ему адвоката в качестве представителя в порядке, установленном частью 4 статьи 54 настоящего Кодекса.

7. Судебное заседание может проводиться в помещении суда или в помещении медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. Судебное заседание проводится в помещении медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в случае, если суд установит, что психическое состояние гражданина позволяет ему лично участвовать в судебном заседании, но его присутствие в помещении суда является невозможным. В иных случаях судебное заседание проводится в помещении суда.

Комментарий к статье 277 Кодекса административного судопроизводства РФ

В комментируемой статье закреплен порядок рассмотрения административного дела по административному исковому заявлению о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке.

Из положений ст. 34 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" следует, что заявление о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке судья рассматривает в течение пяти дней с момента его принятия в помещении суда либо в психиатрическом учреждении.

Лицу должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его госпитализации. Если по сведениям, полученным от представителя психиатрического учреждения, психическое состояние лица не позволяет ему лично участвовать в рассмотрении вопроса о его госпитализации в помещении суда, то заявление о госпитализации рассматривается судьей в психиатрическом учреждении.

Участие в рассмотрении заявления прокурора, представителя психиатрического учреждения, ходатайствующего о госпитализации, и представителя лица, в отношении которого решается вопрос о госпитализации, обязательно <1>.

--------------------------------

<1> ВСНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

В соответствии с положениями комментируемой статьи административное дело данной категории подлежит рассмотрению в течение 5 дней со дня принятия административного искового заявления к производству суда.

Судебное заседание проводится:

- в помещении суда;

- в помещении медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Гражданин имеет право лично участвовать в судебном заседании и излагать свою позицию по административному делу данной категории, если психическое состояние гражданина позволяет ему адекватно воспринимать все происходящее в судебном заседании и его присутствие в судебном заседании не создает опасности для его жизни либо здоровья или для жизни либо здоровья окружающих.

Судебное заседание проводится в помещении медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, в случае, если суд установит, что психическое состояние гражданина позволяет ему лично участвовать в судебном заседании, но его присутствие в помещении суда является невозможным. В иных случаях судебное заседание проводится в помещении суда.

Административное дело данной категории рассматривается с участием:

- прокурора (неявка которого не является препятствие для рассмотрения дела);

- представителя медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях;

- представителя гражданина, в отношении которого решается вопрос о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке;

- иных лиц.

При отсутствии у гражданина, в отношении которого решается вопрос о госпитализации в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации в недобровольном порядке, представителя суд назначает ему адвоката в качестве представителя.

Отметим, что исходя из положений п. 3 ст. 7 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" защиту прав и законных интересов гражданина при оказании ему психиатрической помощи может осуществлять адвокат, а также работник государственного юридического бюро или иное лицо, уполномоченные государственным юридическим бюро оказывать бесплатную юридическую помощь. Лица, страдающие психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи имеют право на получение бесплатной юридической помощи в рамках государственной системы бесплатной юридической помощи в соответствии с Федеральным законом "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации". Администрация учреждения, оказывающего психиатрическую помощь, обеспечивает возможность приглашения адвоката, работника или уполномоченного лица государственного юридического бюро (при наличии), оказывающих гражданам бесплатную юридическую помощь в соответствии с Федеральным законом "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации", за исключением неотложных случаев, предусмотренных п. "а" ч. 4 ст. 23 и п. "а" ст. 29 настоящего Закона <1>.

--------------------------------

<1> ВСНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

Согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 324-ФЗ "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" следует, что граждане имеют право на получение бесплатной юридической помощи в случаях и в порядке, которые предусмотрены данным Федеральным законом, другими федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6725.

В соответствии со ст. 26 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокаты оказывают юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в соответствии с Федеральным законом "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

Таким образом, согласно действующему законодательству РФ госпитализация в недобровольном порядке, а также продление срока госпитализации в недобровольном порядке являются психиатрической помощью, а лицо, в отношении которого в суд подано соответствующее административное исковое заявление, имеет право на получение бесплатной юридической помощи.

Европейским судом по правам человека в Постановлении от 02.05.2013 по делу "Загидулина (Zagidulina) против Российской Федерации" (жалоба N 11737/06) установлено нарушение требований подп. "е" п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Европейский суд указал, что, "ссылаясь на нарушение требований п. 1 ст. 5 Конвенции, заявительница выдвинула следующие два вопроса. Во-первых, заявительница в своих объяснениях утверждала, что компетентные национальные органы не имели оснований для ее госпитализации в психиатрическую больницу, поскольку она самостоятельно и сознательно посетила ПБ, чтобы потребовать освобождения своей дочери. Заявительница утверждала, что ранее отсутствовали данные о том, что она нуждается в какой-либо психиатрической помощи, и ни на одной стадии не были предоставлены доказательства того, что ее психическое состояние требовало недобровольного лечения. Кроме того, заявительница подчеркивала, что национальные органы не доказали, что она страдает от "тяжелого психического расстройства", как это предусмотрено ст. 29 Закона о психиатрической помощи 1992 года (п. 45).

Во-вторых, обращаясь к судебному разбирательству по поводу санкции на ее недобровольную госпитализацию, заявительница отметила, что оно было дефективным в своей основе, поскольку не являлось действительно состязательным. Она не только была лишена возможности участия в разбирательстве (лично или в порядке представительства), но даже не знала о нем. Также она утверждала, что была незаконно лишена свободы в отсутствие судебной санкции с 13 по 16 мая 2005 г. (п. 46).

Власти Российской Федерации в своих объяснениях указали, что заявительница была законно лишена свободы с точки зрения подп. "e" п. 1 ст. 5 Конвенции и национального законодательства. Они подчеркивали, что санкция суда первой инстанции на ее недобровольную госпитализацию была основана на профессиональном медицинском заключении и истории болезни заявительницы, у которой была диагностирована шизофрения. Власти Российской Федерации также отмечали, что до 20 апреля 2006 г., когда президиум Московского городского суда отменил решения от 16 мая и 18 августа 2005 г. о ее госпитализации, заявительница была лишена свободы на основании действительного правового решения (п. 47).

Кроме того, власти Российской Федерации утверждали, что заявительница не могла участвовать в судебном разбирательстве в связи с неудовлетворительным состоянием ее психического здоровья в период, относящийся к обстоятельствам дела. Относительно периода 13 - 16 мая 2005 г. власти Российской Федерации утверждали со ссылкой на ч. 2 ст. 303 ГПК РФ и п. 3 ст. 33 Закона о психиатрической помощи 1992 года, что первоначальное содержание заявительницы было ретроактивно санкционировано судьей, удовлетворившим заявление о недобровольной госпитализации (п. 48).

В своем Постановлении по делу "Винтерверп против Нидерландов" (Winterwerp v. Netherlands) (от 24 октября 1979 г., § 39, Series A, N 33) Европейский суд указал три минимальных условия, которые должны быть достигнуты, чтобы заключение под стражу душевнобольных являлось законным в значении подп. "e" п. 1 ст. 5 Конвенции: за исключением экстренных случаев, должно быть достоверно установлено, что лицо является душевнобольным, то есть компетентный орган должен установить на основании объективных медицинских данных наличие реального психического расстройства, степень психического расстройства должна требовать обязательной недобровольной госпитализации, и действительность продолжения недобровольной госпитализации зависит от сохранения такого расстройства (п. 49).

Разрешая вопрос о необходимости заключения под стражу душевнобольного, Европейский суд неоднократно указывал, что национальные органы имеют определенные пределы дискреции. Именно национальные органы должны оценивать доказательства, предоставленные им в конкретном деле, а задача Европейского суда состоит в проверке решений этих органов с точки зрения Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 23 февраля 1984 г. по делу "Луберти против Италии" (Luberti v. Italy), § 27, Series A, N 75). Вместе с тем в задачу Европейского суда входит не переоценка различных медицинских заключений, а установление того, имели ли суды страны при принятии оспариваемого решения, достаточные доказательства, оправдывающие это решение (см. Постановление Европейского суда от 12 июня 2003 г. по делу "Херц против Германии" (Herz v. Germany), жалоба N 44672/98, § 51) (п. 50).

Европейский суд напоминает, что п. 1 ст. 5 Конвенции прежде всего отсылает к законодательству страны, но в то же время обязывает национальные органы соблюдать требования Конвенции (см. в числе других примеров Постановление Европейского суда от 26 июля 2011 г. по делу "Караманоф против Греции" (Karamanof v. Greece), жалоба N 46372/09, § 40 - 41, и Постановление Европейского суда по делу "Хатчисон Рейд против Соединенного Королевства" (Hutchison Reid v. United Kingdom), жалоба N 50272/99, § 47, ECHR 2003-IV). Кроме того, Европейский суд отмечает, что понятие законности в контексте подп. "e" п. 1 ст. 5 Конвенции может иметь более широкое значение, чем в национальном законодательстве. Законность содержания под стражей с необходимостью подразумевает "справедливый и надлежащий порядок", включая требование о том, что "любая мера лишения лица свободы должна приниматься и исполняться надлежащим органом и не должна быть произвольной" (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Винтерверп против Нидерландов", § 45, Постановление Европейского суда от 24 октября 1997 г. по делу "Джонсон против Соединенного Королевства" (Johnson v. United Kingdom), § 60, Reports of Judgments and Decisions 1997-VII, и недавний пример в Постановлении Европейского суда от 5 июля 2011 г. по делу "Вениос против Греции" (Venios v. Greece), жалоба N 33055/08, § 48 с дополнительными отсылками) (п. 51).

Европейский суд учитывает, что лица, имеющие психические заболевания, составляют особо уязвимую группу и что, следовательно, любое вмешательство в их права должно подвергаться строгому контролю, и лишь "весьма веские причины" могут оправдывать ограничение их прав (см. Постановление Европейского суда от 20 мая 2010 г. по делу "Алайош Кишш против Венгрии" (Alajos Kiss v. Hungary), жалоба N 38832/06, § 42). В этом отношении Европейский суд напоминает, что заключение под стражу лица составляет столь серьезную меру, которая оправдана только если иные, более мягкие меры рассмотрены и признаны недостаточными для обеспечения индивидуального или публичного интереса, который может требовать заключения под стражу данного лица (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда от 26 июля 2011 г. по делу "Караманоф против Греции", § 42 с дополнительными отсылками) (п. 52).

Ввиду уязвимости лиц, имеющих психические расстройства, и необходимости приведения весьма веских причин в оправдание ограничения их прав разбирательство, влекущее недобровольную госпитализацию лица в психиатрическое учреждение, должно обязательно обеспечивать явно эффективные гарантии против произвола. Эта позиция поддерживается тем фактом, что госпитализация в специализированное медицинское учреждение часто влечет вмешательство в личную жизнь и физическую неприкосновенность в результате медицинских мер, принимаемых против воли лица (Постановление Европейского суда от 3 июля 2012 г. по делу "X. против Финляндии" (X. v. Finland), жалоба N 34806/04, § 212) (п. 53).

Европейский суд напоминает, что подп. "e" п. 1 ст. 5 Конвенции допускает заключение под стражу душевнобольных только если удовлетворяются материально-правовые и процессуальные требования для этого. С материально-правовой точки зрения национальные органы, санкционирующие недобровольную госпитализацию лица, страдающего от психического расстройства, должны достоверно установить, что характер и степень расстройства требуют заключения лица под стражу (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Винтерверп против Нидерландов", § 33). С процессуальной точки зрения они обязаны обеспечить, чтобы порядок, влекущий заключение под стражу, являлся "справедливым и надлежащим" и был лишен произвола (п. 54).

Прежде всего Европейский суд рассмотрит вопрос о том, был ли обеспечен "справедливый и надлежащий порядок", требуемый подп. "e" п. 1 ст. 5 Конвенции (п. 55).

Европейский суд учитывает, что поводом для первоначальных действий национальных органов и заключения под стражу заявительницы 13 мая 2005 г. стало ее беспокойное и бредовое состояние во время посещения ПБ с целью потребовать освобождения дочери. У заявительницы были выявлены симптомы психического расстройства (крики, угрозы врачам репрессиями, обвинения их во влиянии и преследовании), и психиатры рекомендовали ее госпитализацию (п. 56).

После госпитализации заявительницы в психиатрическую больницу, 14 мая 2005 г., она была осмотрена комиссией психиатров, и у нее была диагностирована параноидная шизофрения с приступообразно-прогредиентным течением, выразившаяся в изменениях личности и паранойе. Комиссия также установила, что заявительница представляет опасность для нее самой и других, и рекомендовала принудительное стационарное психиатрическое лечение. Заявление о недобровольной госпитализации в соответствии со ст. 29 Закона о психиатрической помощи 1992 года было подано в тот же день в компетентный суд страны. Соответственно, национальные органы полностью исполнили материально-правовые требования и сроки, предусмотренные законодательством в ст. 32 Закона о психиатрической помощи 1992 года (п. 57).

16 мая 2005 г. Симоновский районный суд Москвы получил заявление о недобровольной госпитализации заявительницы, принял его к рассмотрению и санкционировал госпитализацию заявительницы (п. 58).

Заявительница утверждала, что ее содержание под стражей до этой даты не охватывалось судебным решением, тогда как власти Российской Федерации полагали, что оно было санкционировано районным судом. С учетом требований п. п. 1 и 2 ст. 33 и п. 1 ст. 34 Закона о психиатрической помощи 1992 года, ст. 303 ГПК РФ Европейский суд отмечает, что суды страны были обязаны обеспечить проверку законности всего периода госпитализации. Однако с учетом выводов, которые будут сделаны далее, Европейский суд не находит необходимым рассматривать вопрос о том, была ли госпитализация заявительницы санкционирована надлежащим образом (п. 59).

Европейский суд принимает к сведению, что в заседании 16 мая 2005 г. участвовали прокурор, лечащий психиатр заявительницы и представитель ПБ. Лечащий психиатр и представитель ПБ просили районный суд провести заседание в отсутствие заявительницы, поскольку она не может в нем участвовать по медицинским причинам. Слушание было проведено в отсутствие заявительницы или ее представителя (п. 60).

Европейский суд находит существенным подчеркнуть, что вопреки стандарту, установленному п. 1 ст. 5 Конвенции, и ясным положениям национального законодательства, обязывающим государство обеспечить некую форму представительства заявительницы ввиду ее отсутствия в заседании (см. § 22, 24 - 25, 28 настоящего Постановления), суд первой инстанции санкционировал ее госпитализацию, не заслушав заявительницу или любое иное лицо, выражавшее ее позицию (п. 61).

Заявительница играла двойственную роль в разбирательстве: она являлась заинтересованным лицом и в то же время основным объектом судебного исследования. Таким образом, выступление заявительницы лично или за счет некой формы представительства было необходимо в интересах "справедливого и надлежащего порядка" (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу "Винтерверп против Нидерландов", § 45). Ввиду ясного и неоспариваемого отказа заявительницы от любого лечения и осведомленности судов страны об этом факте, который отражен в их решениях, необходимость обеспечения права заявительницы на изложение ее позиции была тем более настоятельной. Этот подход отражен также в Постановлении Московского городского суда от 20 апреля 2006 г., который отменил все принятые ранее решения и направил заявление на новое рассмотрение (п. 62).

Кроме того, Европейский суд полагает, что прекращение производства по делу 30 мая 2006 г. Симоновским районным судом Москвы по ходатайству представителя больницы (§ 17 настоящего Постановления) эффективно лишило заявительницу возможности проверки законности ее содержания под стражей (п. 63).

Принимая во внимание вышеизложенные выводы, Европейский суд заключает, что компетентные национальные органы не исполнили процессуальное требование, необходимое для недобровольной госпитализации заявительницы, поскольку не обеспечили исключение произвола разбирательства. Соответственно, ее содержание под стражей в ПБ с 13 мая по 17 июня 2005 г. было незаконным в значении подп. "e" п. 1 ст. 5 Конвенции (п. 64).

Это заключение освобождает Европейский суд от необходимости рассмотрения вопроса о соблюдении национальными органами материально-правового требования к недобровольной госпитализации заявительницы о доказывании того, что ее психическое состояние делало обязательным лишение ее свободы (п. 65).

С надлежащим учетом сделанных ранее выводов Европейский суд находит, что имело место нарушение требований подп. "e" п. 1 ст. 5 Конвенции (п. 66)" <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2014. N 2.

Комментарии и консультации юристов по ст. 277 КАС РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 277 КАС РФ вы можете задать вопрос на сайте или по телефону.
Комментарии и консультации юристов даются бесплатно ежедневно с 9:00 по 21:00 по Московскому времени.
Ответы на вопросы, полученные с 21:00 по 9:00, будут даны на следующий день.

Задать вопрос юристам сайта