Статья 9. Законность и справедливость при рассмотрении и разрешении административных дел

Законность и справедливость при рассмотрении и разрешении судами административных дел обеспечиваются соблюдением положений, предусмотренных законодательством об административном судопроизводстве, точным и соответствующим обстоятельствам административного дела правильным толкованием и применением законов и иных нормативных правовых актов, в том числе регулирующих отношения, связанные с осуществлением государственных и иных публичных полномочий, а также получением гражданами и организациями судебной защиты путем восстановления их нарушенных прав и свобод.

Комментарий к статье 9 Кодекса административного судопроизводства РФ

Комментируемой статьей устанавливается принцип законности и справедливости при рассмотрении и разрешении административных дел.

Отметим, что принцип справедливости в ГПК РФ прямо не закреплен. В той или иной мере практически все положения как ГПК РФ, так и настоящего Кодекса способствуют укреплению законности и справедливости.

Принципы законности и справедливости гарантированы также Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, устанавливающей, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона <1>.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Обеспечение законности и справедливости при рассмотрении и разрешении судами административных дел обусловлено:

- соблюдением положений, предусмотренных законодательством об административном судопроизводстве;

- точным и соответствующим обстоятельствам административного дела правильным толкованием и применением законов и иных нормативных правовых актов, в том числе регулирующих отношения, связанные с осуществлением государственных и иных публичных полномочий;

- получением гражданами и организациями судебной защиты путем восстановления их нарушенных прав и свобод.

Реализация данного принципа находит свое отражение в специальных нормах Кодекса. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 176 Кодекса решение суда должно быть законным и обоснованным.

Также Кодексом предусмотрены механизмы поддержания законности. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 200 при выявлении случаев нарушения законности суд выносит частное определение.

Согласно ч. 7 ст. 213 Кодекса при рассмотрении административного дела об оспаривании нормативного правового акта суд проверяет законность положений нормативного правового акта, которые оспариваются.

Согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека, выраженной в Постановлении от 14.11.2013 по делу "Рябцев (Ryabtsev) против Российской Федерации" (жалоба N 13642/06), "в задачи Европейского суда принципиально не входит оценка допустимости отдельных видов доказательств, например доказательств, собранных незаконно, в противоречие внутригосударственному законодательству. Вопрос, на который следует ответить, заключается в том, было ли производство в целом, включая способ получения доказательств, справедливым. Это предполагает изучение вопроса о незаконности и в случае нарушения иных прав, установленных Конвенцией, определение характера допущенных нарушений (см., interalia, Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Гефген против Германии" (Gafgen v. Germany), жалоба N 22978/05, § 162, ECHR 2010) (п. 89).

Кроме того, особое внимание обращается на использование при производстве по уголовному делу доказательств, полученных с нарушением статьи 3 Конвенции. Использование доказательств, полученных в результате нарушения одного из основных и абсолютных прав, гарантированных Конвенцией, всегда поднимает серьезные вопросы о справедливости производства, даже в случаях, когда такие доказательства не были решающими при вынесении приговора (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Гефген против Германии", § 165) (п. 90).

Европейский суд устанавливал в более ранних делах в отношении признаний, что принятие показаний, полученных в результате пыток (см. для сравнения Постановление Европейского суда от 20 июня 2006 г. по делу "Орс и другие против Турции" (Orsand Others v. Turkey), жалоба N 46213/99, § 60, Постановление Европейского суда по делу "Харатюнян против Армении" (Harutyunyan v. Armenia), жалоба N 36549/03, § 63, 64 и 66, ECHR 2007-III, а также Постановление Европейского суда от 16 декабря 2008 г. по делу "Левинца против Молдавии" (Levinta v. Moldova), жалоба N 17332/03, § 101 и 104 - 105) и иного жестокого обращения в нарушение статьи 3 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 21 сентября 2006 г. по делу "Сойлемез против Турции" (Soylemez v. Turkey), жалоба N 46661/99, § 107, а также Постановление Европейского суда от 11 декабря 2012 г. по делу "Тангиев против Российской Федерации" (Tangiyev v. Russia), жалоба N 27610/05, § 74), в качестве доказательств для установления соответствующих фактов при производстве по уголовному делу само по себе несправедливо. Данный вывод применяется независимо от доказательной силы показаний и независимо от того, было ли их использование решающим при вынесении приговора в отношении обвиняемого (см. там же) (п. 91)" <1>.

--------------------------------

<1> Российская хроника Европейского суда. Специальный выпуск. 2014. N 4.

Комментарии и консультации юристов по ст. 9 КАС РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 9 КАС РФ вы можете задать вопрос на сайте или по телефону.
Комментарии и консультации юристов даются бесплатно ежедневно с 9:00 по 21:00 по Московскому времени.
Ответы на вопросы, полученные с 21:00 по 9:00, будут даны на следующий день.

Задать вопрос юристам сайта