Статья 1118. Общие положения

1. Распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

2. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.

3. Завещание должно быть совершено лично. Совершение завещания через представителя не допускается.

4. В завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина. Совершение завещания двумя или более гражданами не допускается.

5. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Комментарий к статье 1118 Гражданского Кодекса РФ

1. Право определять судьбу имущества на случай смерти является элементом правоспособности физического лица (гражданина Российской Федерации, иностранного гражданина, лица без гражданства; далее для краткости - гражданина), что следует из ст. 18 ГК. Распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем составления завещания (п. 1 коммент. ст.). Завещание - это односторонняя сделка, выражающаяся в личном распоряжении одного гражданина на случай смерти по поводу принадлежащего ему имущества, переход которого в порядке наследования допускается законом. Соответственно, наследование по завещанию - это порядок правопреемства, основанного на завещании наследодателя.

Исходя из п. 2 ст. 218 ГК завещание является одним из оснований перехода по наследству права собственности гражданина на имущество. Приоритет завещания как основания наследования состоит в том, что наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, специально установленных Гражданским кодексом (например, при недействительности завещания, непринятии наследниками по завещанию завещанного имущества или отказе от него каждым из них; либо если к моменту открытия наследства нет в живых указанных в завещании наследников (за исключением лиц, зачатых при жизни наследодателя и родившихся живыми после открытия наследства, - абз. 2 ст. 1111 ГК)). Именно поэтому, очевидно, в части третьей ГК, в отличие от ГК 1964 г., гл. 62 "Наследование по завещанию" стоит перед гл. 63 "Наследование по закону". Распространению завещательных распоряжений будет способствовать повышение общего уровня правовой культуры граждан, а также такие меры государственного регулирования, как состоявшаяся в 2006 г. отмена налога на имущество, переходящее в порядке наследования.

2. Отличие наследования по завещанию от наследования по закону выражается в том, что назначение наследников и порядок распределения между ними имущества зависят, как правило, от воли завещателя (ст. 1119 ГК). Этот принцип полностью соответствует диспозитивным началам гражданско-правового регулирования, в частности свободе распоряжения объектами права частной собственности и других исключительных прав, защищаемых в соответствии со ст. ст. 35, 55 Конституции и ст. ст. 1, 9 ГК, и может быть ограничен лишь необходимостью обеспечения интересов лиц, в пользу которых в наследстве выделяется обязательная доля (см. коммент. к ст. 1149 ГК).

Правила гл. 62 ГК обеспечивают гораздо большую завещательную свободу по сравнению со всем предыдущим массивом отечественного законодательства, как дореволюционного, так и советского. В частности, обеспечены принципы свободы и тайны завещания, снижен размер обязательной доли, предоставлена возможность выбора формы совершения завещания, конкретизированы условия завещательной дееспособности лица и т.д. Данные меры по либерализации завещательного наследования обусловлены изменением имущественного строя в нашем обществе и, как следствие, сужением социально-обеспечительной задачи наследования с одновременным расширением свободного усмотрения завещателя по распоряжению имуществом на случай смерти.

3. В п. 2 коммент. ст. установлены требования к завещателю. Завещателем может быть только физическое лицо. Ограничения завещательной правоспособности в настоящее время законом не предусмотрены. В то же время составление завещания требует достаточной социальной зрелости лица. Поэтому в законе установлено правило, по которому завещание может быть совершено лишь гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме (ст. 1117 ГК).

В ранее действовавшем законодательстве отсутствовало подобное уточнение, что давало основания некоторым авторам делать вывод о завещательной дееспособности несовершеннолетних в возрасте старше 14 лет и совершеннолетних граждан, ограниченных в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами (ст. 30 ГК). В настоящее время оснований для такого вывода нет. Лица, не достигшие совершеннолетия (ст. 21 ГК), признанные судом недееспособными (ст. 29 ГК) или ограниченные судом в дееспособности, завещательной дееспособности не имеют. В то же время несовершеннолетние, которые приобрели дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак (ст. 18 ГК) или эмансипации (ст. 27 ГК), вправе совершать завещания.

Также сегодня нет оснований полагать, что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут составлять завещания в отношении денежных средств и имущества, источником накопления которых являются их личный заработок и стипендия, а также авторские вознаграждения. Норма п. 2 ст. 26 ГК, на которую иногда делается ссылка в обоснование данного вывода, является общей по сравнению с правилом ст. 1117 ГК и поэтому не подлежит применению.

4. Лицо, удостоверяющее завещание, должно проверить дееспособность завещателя (см., например, ст. 43 Основ законодательства о нотариате). Сделать это в ходе беседы с завещателем и визуального контакта с ним иногда достаточно затруднительно. Юридически доказательством ограничения гражданина в дееспособности или признания его недееспособным может быть только судебное решение.

Однако внешними признаками, дающими основания сомневаться в дееспособности гражданина, могут быть, например, дрожание рук, отражающееся на почерке и заставляющее думать об изменениях личности, либо возрастных, либо под воздействием алкоголя или наркотических средств. При душевном расстройстве завещателя содержание его завещания может иметь очевидные нелепости, речь - быть бессвязной и т.д. Проверка психического состояния завещателя тем более важна, если учесть, что в случае когда гражданин, обладающий дееспособностью в полном объеме, в момент совершения завещания находился в состоянии, когда он не был способен проверять значение своих действий или руководить ими, действительность завещания может быть оспорена (в настоящее время - в соответствии с правилами ст. ст. 177, 1131 ГК).

Так, по одному из судебных дел было установлено, что М. на момент составления завещания страдала атеросклерозом артерий мозга, атрофией коры мозга, была лежачей больной, обладала нечленораздельной речью и не могла понимать значение своих действий. Завещание было признано недействительным по иску сына М., ее единственного наследника по закону (Бюллетень ВС. 2000. N 7).

Признание гражданина ограниченно дееспособным или полностью недееспособным после составления завещания не имеет правового значения для оценки действительности указанного акта.

5. С точки зрения классификации юридических фактов завещание является сделкой (ст. 153 ГК). Данная квалификация природы завещания ведет, в частности, к тому, что к завещаниям применимы общие нормы гл. 9 ГК о недействительности сделок. При этом завещание как сделка имеет ряд особенностей, на которых следует остановиться подробнее.

6. Во-первых, в соответствии с п. 5 коммент. ст. завещание является односторонней сделкой, что означает необходимость и достаточность волеизъявления одного лица - завещателя - для придания акту завещания юридической силы (п. 2 ст. 154 ГК). Согласия каких-либо третьих лиц, в том числе потенциальных наследников по завещанию, как на составление завещания, так и на его изменение и отмену не требуется. Что касается акта принятия наследства наследниками по завещанию, то он не является встречным по отношению к акту завещания.

Волеизъявление завещателя приобретает юридическое значение сделки до открытия наследства, а волеизъявление наследников - лишь после этого, поэтому указанные волеизъявления не образуют единого действия и, следовательно, единой двусторонней сделки.

Исходя именно из одностороннего характера завещания как сделки российское законодательство не признает возможности составления договоров о наследовании или так называемых взаимных (корреспективных) завещаний, т.е. завещаний, в которых лица назначают друг друга наследниками, при условии что недействительность или последующая отмена одного из завещаний повлечет недействительность или отмену другого. Право на составление взаимных завещаний предусматривается в некоторых зарубежных странах: США, Великобритании, Германии, Швейцарии. В то же время "по духу нашего закона договорное, связующее начало противно сущности завещания, предполагающего единство воли".

Однако нет ничего противозаконного в простом, т.е. без взаимной правовой обусловленности, составлении двух завещаний лицами, в которых они назначают друг друга наследниками. Взаимность подобных завещаний может основываться на определенных моральных обязательствах завещателей (например, супругов) друг перед другом, но в любом случае она не имеет правового значения: каждое из указанных завещаний имеет отдельную судьбу и может быть в любой момент изменено или отменено без уведомления об этом потенциального наследника.

7. Во-вторых, завещание является срочной сделкой, так как возникновение прав и обязанностей по нему отложено до момента открытия наследства, т.е. смерти завещателя либо объявления его умершим (ст. 1113 ГК). Согласно ст. 190 ГК срок может определяться указанием на событие, которое должно неизбежно наступить. Смерть неизбежна (неизвестен лишь ее момент) и, стало быть, является таким событием, поэтому завещание следует характеризовать именно как срочную сделку, а не условную сделку (т.е. сделку, совершенную под отлагательным условием, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет), как это иногда делается в литературе.

Не делает завещание условной сделкой и тот факт, что завещатель может в любой момент отменить или изменить завещание. Отмена или изменение завещания полностью зависит от воли завещателя; между тем условиями можно считать лишь обстоятельства, неподконтрольные или, во всяком случае, не полностью подконтрольные воле лиц, которые поставили возникновение или прекращение прав и обязанностей по сделке в зависимость от наступления или ненаступления условия.

До момента открытия наследства завещание не порождает никаких прав и обязанностей ни для завещателя (он может отменить или изменить его в любой момент и во всяком случае никак не связан им в правомочии распоряжения завещанным имуществом; поэтому следует согласиться с тем, что завещания не предназначены для изменения имущественного статуса завещателя), ни для третьих лиц, включая лиц, названных в завещании в качестве наследников. Именно этим объясняется правило о том, что завещание никем не может быть оспорено при жизни завещателя.

Может возникнуть вопрос о том, имеет ли тогда вообще завещание правовое значение в период жизни наследодателя. На этот вопрос следует ответить положительно. Юридическая сила завещания в указанный период подтверждается требованиями, предъявляемыми законом к личности завещателя. Даже если потом завещатель будет признан недееспособным, это не помешает составленному ранее завещанию сохранять правовое значение до и после открытия наследства. Кроме того, завещание может распространять действие на имущество, которого завещатель не имел в момент составления завещания, но которое приобрел впоследствии, что также подтверждает юридический эффект от данной сделки.

8. В-третьих, завещание является единственной сделкой, позволяющей распорядиться имуществом на случай смерти (п. 1 коммент. ст.). Именно поэтому в нашем праве не допускаются уже упоминавшиеся договоры о наследовании, например между супругами, как это иногда встречается за рубежом. Любая сделка, содержащая указание о судьбе имущества гражданина после его смерти, ничтожна. В частности, ничтожен договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании (п. 3 ст. 572 ГК). Нетрудно заметить, что последствие ничтожности такой сделки совпадает с последствием ничтожности притворной сделки (п. 2 ст. 170 ГК). Применение же правил гражданского законодательства о наследовании к договору, предусматривающему передачу дара одаряемому после смерти дарителя, повлечет следующий единственно возможный вывод - о ничтожности этого договора как противоречащего этим правилам (ст. 168 ГК), так как, во-первых, его двусторонняя природа будет противоречить одностороннему характеру завещания (п. 5 коммент. ст.) и, во-вторых, форма и порядок его совершения во всяком случае не будут соответствовать форме и порядку совершения завещания (ст. 1124 ГК).

Завещательные распоряжения правами на денежные средства в банке являются завещаниями, что следует из буквального смысла п. 1 ст. 1124 и п. 1 ст. 1128 ГК, и поэтому не подпадают под указанное правило о ничтожности сделки. Договор страхования жизни в пользу третьего лица не является завещанием, но и не содержит указания о судьбе имущества гражданина после его смерти, так как страхователь по нему распоряжается не своим имуществом, а имуществом, право на которое возникает только после его смерти, т.е. не может принадлежать при жизни самому наследодателю. Поэтому данный договор также не может признаваться ничтожным на основании п. 1 коммент. ст.

9. В-четвертых, завещание является строго личной сделкой. Именно поэтому оно не может быть совершено через представителя (п. 4 ст. 182, п. 3 коммент. ст.). В судебной практике был случай, когда завещание составила и подписала (вероятно, из лучших побуждений) знакомая медсестра наследодателя. Такое завещание было признано недействительным, и одной из причин недействительности стало как раз невыяснение действительной воли завещателя (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 9 декабря 1979 г.; приводится по: Никифоров А.В. Как оформить завещание. М., 2004. С. 4).

По этой же причине в завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина (т.е. завещание - это, помимо прочего, единоличная сделка). Совершение завещания двумя и более гражданами не допускается (п. 4 коммент. ст.). Мотив ограничений, связанных с личным характером завещания, очевиден: не допустить возможных злоупотреблений в процессе волеизъявления завещателя.

10. Завершая анализ особенностей завещания как сделки, следует остановиться на вопросе о возможности совершения завещания под условием. Имеются в виду случаи, когда в завещание включаются, например, условия о достижении наследником определенного возраста, о рождении у него ребенка и т.п. Скажем, компьютер завещается дочери при условии, что она закончит вуз по специальности "Программное обеспечение" (отлагательное условие). Или квартира в Москве завещается сыну при условии, что в течение пяти лет после принятия им наследства в Москву на постоянное место жительства не переедет дочь завещателя (отменительное условие). Соответствует ли такая практика закону?
В законодательстве нет четких указаний на этот счет. Как следует из ст. 157 ГК, сделка считается совершенной под отлагательным (отменительным) условием, если стороны поставили возникновение (прекращение) прав и обязанностей в зависимость от обстоятельств, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Исходя из формального текста данного правила (употреблено множественное число - "стороны") допустимо прийти к выводу о невозможности совершения завещания (односторонней сделки) под условием. Однако с содержательной точки зрения отменительные условия во всяком случае противоречат абсолютному характеру приобретенного наследником права собственности на имущество и вносят неопределенность в правовой статус наследника, что отрицательно сказывается на интересах кредиторов и в целом гражданского оборота.

Что касается отлагательных условий, то, по всей видимости, теоретически нет препятствий к составлению соответствующих завещаний. Однако практически требуется определить, на какой момент следует выяснять вопрос о разрешении (неразрешении) условия: на день открытия наследства или, что представляется более верным, на любой момент в течение шестимесячного срока, отведенного для принятия наследства. Данный срок установлен императивно (п. 1 ст. 1154 ГК), поэтому вряд ли правильно распространять время состояния "подвешенности" на более длительный период. (Интересно, что в проекте дореволюционного Гражданского уложения содержалось разрешение на установление отлагательного условия в завещании: "Завещательные распоряжения, сделанные под отлагательным условием, признаются недействительными, если условие не наступит до истечения 30 лет со дня открытия наследства".)
Спорным является вопрос о том, могут ли те или иные отлагательные условия (например, о выборе той или иной профессии или проживании в определенном населенном пункте) быть оспорены как влекущие ограничение гарантированных Конституцией прав и свобод граждан. По нашему мнению, для этого (во всяком случае, применительно к приведенным примерам) нет оснований, поскольку перечисленные права завещанием не ограничиваются. Лицо, указанное в завещании в качестве наследника, вправе свободно решать, принять наследство с выполнением соответствующего условия или воздержаться от этого. В то же время отлагательные условия в завещании, как и условия любой сделки, не могут быть противозаконными или противными основам правопорядка и нравственности (например, подстрекающими к совершению преступления или аморальных действий), иначе завещание в этой части будет ничтожным и произойдет "отсечение" такого условия (ст. ст. 168, 169, 180, п. 4 ст. 1131 ГК).

Комментарии и консультации юристов по ст. 1118 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1118 ГК РФ вы можете задать вопрос на сайте или по телефону.
Комментарии и консультации юристов даются бесплатно ежедневно с 9:00 по 21:00 по Московскому времени.
Ответы на вопросы, полученные с 21:00 по 9:00, будут даны на следующий день.

Задать вопрос юристам сайта