Статья 3. Гражданское законодательство и иные акты, содержащие нормы гражданского права

1. В соответствии с Конституцией Российской Федерации гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации.

2. Гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов (далее - законы), регулирующих отношения, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса.

Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу.

3. Отношения, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса, могут регулироваться также указами Президента Российской Федерации, которые не должны противоречить настоящему Кодексу и иным законам.

4. На основании и во исполнение настоящего Кодекса и иных законов, указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права.

5. В случае противоречия указа Президента Российской Федерации или постановления Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону применяется настоящий Кодекс или соответствующий закон.

6. Действие и применение норм гражданского права, содержащихся в указах Президента Российской Федерации и постановлениях Правительства Российской Федерации (далее - иные правовые акты), определяются правилами настоящей главы.

7. Министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами.

Комментарий к статье 3 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая статья посвящена системе писаных форм (источников) гражданского права (нормативным актам). В ее наименовании и по тексту законодатель, следуя принципу разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную (ст. 10 Конституции), дифференцирует данную систему на две подсистемы: гражданское законодательство (п. 1, абз. 1 п. 2 ст. 3) и иные акты, содержащие нормы гражданского права (п. п. 3 - 7 ст. 3). Первая находится в ведении Российской Федерации (п. 1 ст. 3), что отвечает началам федерализма и распределения законотворческих полномочий, согласно которым уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, гражданское, гражданско- и арбитражно-процессуальное законодательство находятся в ведении Российской Федерации, а административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды - в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (ср. п. "о" ст. 71 и подп. "к" п. 1 ст. 72 Конституции). Это говорит о важном значении гражданского законодательства и его роли в правовом регулировании, о принципиальности самих регулируемых им отношений.

Понятие гражданского законодательства раскрывается уже в следующей норме указанием на круг образующих его источников (и с учетом вышесказанного неожиданным не является): согласно абз. 1 п. 2 ст. 3 гражданское законодательство - только ГК и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы, следовательно, за рамками гражданского законодательства остались по крайней мере все региональные законы (ст. 65 Конституции) и подзаконные акты.

Центральное место в подсистеме гражданского законодательства занимает ГК - ее ядро, объединяющее и притягивающее другие законы, так называемая экономическая конституция, обеспечивающая единство и согласованность всех гражданских законов и подзаконных нормативных актов. ГК сопоставим с федеральными конституционными законами, учитывая, что ему должны соответствовать все иные федеральные законы и вообще все акты, содержащие нормы гражданского права (абз. 2 п. 2, п. п. 3, 5 ст. 3). Однако федеральные конституционные законы (ст. 108, ср. со ст. 105 Конституции) принимаются только по вопросам, предусмотренным Конституцией (а принятие ГК не входит в их число), требуя к тому же особой процедуры голосования (одобрения большинством не менее 3/4 голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее 2/3 голосов от общего числа депутатов Государственной Думы). Поэтому ГК - федеральный закон, имеющий статус primus inter pares ("первого среди равных"). Нормы ГК приоритетны перед нормами принятых в соответствии с ним федеральных законов, не говоря уже об иных актах, содержащих нормы гражданского права.

2. О принадлежности к тому же - федеральному - уровню подсистемы иных актов, содержащих нормы гражданского права, говорит то, что разработчики этих актов - глава государства (Президент РФ) и федеральные госорганы - Правительство РФ, министерства и иные федеральные органы исполнительной власти (п. п. 3, 4, 7 ст. 3). В то же время ни тот факт, что данную подсистему представляют сугубо подзаконные акты, ни факт ее нахождения в ведении Российской Федерации не являются исключительными: помимо указов (Президента РФ), постановлений (Правительства РФ), актов (министерств и иных федеральных органов исполнительной власти), в ее состав могут входить и акты высшей юридической силы - те федеральные законы, которые приняты не в соответствии с ГК (а потому и не относящиеся по смыслу абз. 1 п. 2 ст. 3 к гражданскому законодательству), а также законы региональные. Данный вывод подтверждают абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК и сама Конституция.

Несомненная связь между двумя правилами п. 2 ст. 3 в то же время не означает, что "другие законы" в абз. 2 - только федеральные законы, принятые в соответствии с ГК (абз. 1). Законодатель едва ли стремился замкнуть на федеральный уровень создание всех без исключения гражданских норм (которые могут входить в состав различных по профилю и направленности законов) - он скорее преследовал цель передать на федеральный уровень создание только тех нормативных актов, которые содержат гражданские нормы преимущественно. К тому же соответствие в абз. 1 и требование соответствия в абз. 2 не тождественны по смыслу: в первом случае имеются в виду не любые федеральные законы, хотя бы и развивающие положения ГК, а только наиболее важные для гражданского права федеральные законы, т.е. те, о необходимости принятия которых предрешено разработчиками ГК (а потому о которых говорится или которые упоминаются по тексту последнего), во втором же случае имеется в виду именно согласованность и отсутствие противоречий между законами и ГК. Основная масса федеральных законов, принятых в соответствии с ГК (абз. 1 п. 2 ст. 3) и "непосредственно окружающих" ГК, уже разработана и принята, однако этот процесс еще не завершен (все еще нет законов, упомянутых, в частности, в абз. 3 п. 2 ст. 120, ст. 788, п. 3 ст. 1151 ГК). Некоторые из уже принятых законов начинаются именно с указания на то, что они приняты в соответствии с ГК (п. 1 ст. 1 Закона об акционерных обществах, п. 1 ст. 1 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, ст. 1 Закона об унитарных предприятиях и др.). Некоторые из уже принятых законов - кодексы (ЖК, ВК, КТМ, КВВТ, принятые в соответствии с п. 3 ст. 672 и п. 2 ст. 784 ГК), однако в отличие от ГК - общеотраслевого кодифицированного акта - такие законы-кодексы имеют специальный (комплексно-подотраслевой или комплексно-институциональный) характер. При таком понимании федеральных законов, принятых в соответствии с ГК (абз. 1 п. 2 ст. 3), под другими законами (абз. 2 п. 2 ст. 3) следует понимать все содержащие гражданские нормы законы вообще (как входящие, так и не входящие в состав гражданского законодательства - п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 3), кроме, разумеется, самого ГК, которому все эти законы должны соответствовать (не вступать с ним в противоречие).

Закон, не запланированный разработчиками ГК, а потому и не упомянутый по тексту ГК, необязателен, однако его принятие возможно в инициативном порядке при условии соответствия формулируемых ими гражданских норм положениям ГК. Такой закон по смыслу абз. 1 п. 2 ст. 3 лежит за рамками гражданского законодательства и относится к иным актам, содержащим нормы гражданского права (например, Закон об опеке), к этой же подсистеме относятся и все те принципиальные законы, с которыми традиционно связывают существование ряда автономных отраслей законодательства, но которые при этом содержат значительное число гражданских норм (речь, в частности, идет о СК, ТК, законах о природных ресурсах).

В требовании соответствия ГК норм всех других законов (абз. 2 п. 2 ст. 3) реализован принцип иерархичности и соподчиненности источников гражданского права. Поэтому: а) существование гражданских норм, противоречащих ГК, недопустимо, такие нормы подлежат изменению или отмене (иллюстративна в этом смысле судьба Закона о лизинге, который ввиду противоречия его первоначальной версии положениям § 6 гл. 34 ГК позже был приведен в соответствие с ними); б) принятие новых законов, нормы которых противоречат ГК, а также новация существующих законов в части изменения их гражданских норм или дополнения их новыми гражданскими нормами, если эти нормы необходимы, но противоречат ГК, возможны только при условии одновременного изменения ГК. Так, с принятием Закона об унитарных предприятиях, изменившего концепцию унитарного предприятия, и согласно его ст. 38 потребовалось изменить ст. ст. 48, 54, 113 - 115, 300 ГК.

Поскольку гражданское законодательство (ГК и принятые в соответствии с ним федеральные законы) находится в ведении Российской Федерации, при этом федеральные законы, принимаемые по предметам ведения Российской Федерации, имеют прямое действие на всей территории РФ, существование аналогичных региональных законов бессмысленно (ср. п. п. 1 и 2 ст. 76 Конституции). В то же время региональный закон посредством гражданских норм может регулировать имущественные вопросы: а) совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (например, владение, пользование и распоряжение землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, другие вопросы земельного, водного, лесного законодательства, законодательства о недрах, об охране окружающей среды, жилищного законодательства - подп. "в", "к" п. 1 ст. 72 Конституции); б) находящиеся вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ (ст. 73 Конституции). В первом случае региональный закон не может и не должен противоречить федеральному закону, имеющему над ним приоритет (п. 5 ст. 76 Конституции), во втором - при коллизии федерального и регионального законов приоритет имеет последний (п. 6 ст. 76 Конституции).

Итак, нахождение гражданского законодательства в ведении Российской Федерации (абз. 1 п. 2 ст. 3) не исключает того, что гражданские нормы могут использоваться для регулирования отношений, составляющих предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а также иных вопросов, а потому могут разрабатываться и приниматься субъектами РФ. Отсюда вопрос вовсе не в том, может или нет субъект РФ разрабатывать гражданские нормы (на который обычно дают отрицательный ответ, ссылаясь на п. 1 ст. 3), а в том, какую законодательную сферу эти нормы призваны регулировать. Именно с учетом этого уточнения следует воспринимать указание на то, что гражданские нормы, содержащиеся в актах субъектов РФ, изданных до введения в действие Конституции, могут применяться судами при разрешении споров, если они не противоречат Конституции и ГК (п. 3 Постановления Пленумов ВС и ВАС N 6/8).

3. Таким образом, в наименовании и по тексту ст. 3 гражданское законодательство (ГК и принятые в соответствии с ним федеральные законы - п. 1, абз. 1 п. 2) противопоставлено иным актам, содержащим нормы гражданского права (иные федеральные законы, региональные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти - абз. 2 п. 2, п. п. 3, 4, 7). При нередкой разнице в понимании и использовании термина "законодательство" с точки зрения круга охватываемых им форм права для абз. 1 п. 2 ст. 3 характерен узкий подход.

Кроме ГК и принятых в соответствии с ним федеральных законов, все прочие акты, содержащие нормы гражданского права (как законы, так и подзаконные акты), остаются за рамками гражданского законодательства и образуют автономную и параллельную подсистему иных актов, содержащих нормы гражданского права, причем не являются исключениями ни те акты, в которых гражданские нормы существуют наряду с нормами иных отраслей права (а сам акт за отсутствием определенной отраслевой принадлежности является комплексным), ни те, в которых гражданские нормы явно доминируют (а потому сам акт может по праву считаться актом гражданского права). Между тем формализм при противопоставлении гражданского законодательства иным актам, содержащим нормы гражданского права, и обращение к абз. 1 п. 2 ст. 3 при всяком упоминании о "гражданском законодательстве" чреваты неверными выводами. Так, поскольку в наименовании ст. 6 ГК и в ее п. 1 говорится о применении по аналогии гражданского законодательства, формально это должно исключать возможность применения по аналогии гражданских норм, содержащихся в иных актах (не говоря уже о нормах иных форм права, в частности обычаев делового оборота), что само по себе неверно, принимая во внимание, что назначение ст. 6 ГК и смысл аналогии состоят в ликвидации пробелов. Именно поэтому в этом и в других случаях (например, в ст. 5 ГК) ссылки на законодательство с учетом назначения конкретной статьи и сути заложенной в ней правовой нормы (конструкции) целесообразно оценивать критически и, используя имеющийся теоретический потенциал, толковать распространительно, понимая под законодательством не только ГК и принятые в соответствии с ним федеральные законы, но и иные акты, содержащие нормы гражданского права.

Итак, узкое согласно абз. 1 п. 2 ст. 3 понимание гражданского законодательства не исключает и противоположного (широкого) подхода, согласно которому гражданское законодательство объединяет все и всякие акты, содержащие нормы гражданского права, в том числе подзаконные. В самом деле, так как согласно п. 6 ст. 3 действие и применение гражданских норм, содержащихся в указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ, определяются правилами гл. 1 ГК, нет сомнений, что, говоря о гражданском законодательстве в наименованиях и по тексту ст. ст. 4 - 7 ГК (которые и образуют эту - первую - главу), законодатель имеет в виду не только ГК и принятые в соответствии с ним федеральные законы, но и все прочие нормативные акты, содержащие гражданские нормы. Не случайно, что в ст. 4 ГК он обобщенно говорит об актах гражданского законодательства и, то и дело адресуя к иным источникам или обращая внимание на возможное их существование в рамках отсылочных или диспозитивных норм, использует другие термины - "законодательство" (п. 3 ст. 2, ст. 5 ГК), "гражданское законодательство" (ст. ст. 6, 7 ГК), "закон и иные правовые акты" (ст. 8, п. 3 ст. 23, ст. 311, п. 1 ст. 313 ГК), а при упоминании об актах высшей юридической силы - "федеральный закон" (абз. 2 п. 2 и абз. 2 п. 3 ст. 1, абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК) и "закон" (п. 2 ст. 9, п. 2 ст. 11, п. 1 ст. 15, п. п. 1, 2 ст. 19, п. п. 1, 3 ст. 22 ГК). Узкий смысл термина "гражданское законодательство" основан на совместном толковании правил п. п. 1 и 2 ст. 3 и связан с конституционными принципами разделения государственной власти, федерализма и распределения законотворческих полномочий, широкий же основан на совместном толковании правил ст. ст. 3 и 1, 2, 4 - 7 ГК и связан с вопросами действия и применения гражданских норм, в каких бы актах они ни закреплялись.

4. Подзаконные акты, регулирующие гражданские отношения, могут быть трех видов: а) указы Президента РФ; б) постановления Правительства РФ; в) акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти. Все они в отличие от законов могут быть только федерального уровня (п. п. 3, 4, 7 ст. 3), не могут и не должны противоречить ГК и другим федеральным законам, в противном случае применяется правило ГК или федерального закона (п. 5 ст. 3), при этом содержащаяся в данном пункте норма коллизионного типа подлежит распространительному толкованию и касается, помимо указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ, также актов министерств и иных федеральных органов исполнительной власти.

В иерархии источников гражданского права указы Президента РФ (п. 3 ст. 3) занимают второе после ГК и федеральных законов место, они обязательны для исполнения на всей территории РФ (п. 2 ст. 90 Конституции) и могут либо конкретизировать имеющиеся нормы ГК и других федеральных законов, либо формулировать нормы, отсутствующие на данный момент в ГК и в других федеральных законах, с перспективой последующего их включения в закон. Постановления Правительства РФ (п. 4 ст. 3), которым принадлежит третье место, обязательны к исполнению в Российской Федерации (п. 2 ст. 115 Конституции), они призваны способствовать наиболее полной и последовательной реализации ГК, федеральных законов и указов Президента РФ, а потому их особенность состоит в том, что они принимаются на основании и во исполнение последних, т.е. только при наличии соответствующего указания, а не "сами по себе". Действие и применение гражданских норм, содержащихся в указах Президента РФ и постановлениях Правительства РФ, определяются правилами гл. 1 ГК, в частности ст. 4 (п. 6 ст. 3). Примечательно, что, согласовав общую концепцию ст. 3 с Конституцией, законодатель едва ли случайно не упомянул в ее п. п. 3 - 6 наряду с указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ их распоряжения (п. 1 ст. 90, п. 1 ст. 115 Конституции), которые по этой причине в отличие от указов и постановлений не могут и не должны содержать гражданские нормы.

Наконец, на последнем месте - упомянутые явно "по остаточному принципу" акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (так называемые ведомственные акты - п. 7 ст. 3), которые могут существовать в виде указаний, положений, инструкций (ч. 1 ст. 7 Закона о ЦБ РФ), а также актов с иными наименованиями (например, приказы, письма) и издаются только в случаях и в пределах, предусмотренных ГК, другими законами и иными правовыми актами. Правила п. п. 3 - 5 ст. 3, требующие от указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ соответствия ГК и иным федеральным законам (как и правила п. 2 ст. 3), обеспечивают принцип иерархичности и соподчиненности источников гражданского права.

5. Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы имеют прямое действие на всей территории РФ (п. 1 ст. 76 Конституции). Другие законы, содержащие гражданские нормы, в зависимости от федерального или регионального уровня их принятия действуют на всей территории РФ или соответствующего ее субъекта. Акты Президента РФ, Правительства РФ, министерств и иных федеральных органов исполнительной власти, содержащие гражданские нормы, действуют на всей территории РФ. Любые изъятия из сказанного должны быть предусмотрены в самом нормативном акте. По кругу лиц правила гражданского законодательства применяются к отношениям с участием иностранных граждан, апатридов и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом (абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК). Особенности действия актов гражданского законодательства во времени определяет ст. 4 ГК.

6. За рамками ст. 3 остались акты высших судебных органов. Между тем постановления Конституционного Суда РФ обладают нормативностью, если признают нормативный акт (отдельное его положение) неконституционным, что для такого акта (положения) означает утрату силы, - см. п. п. 4, 6 ст. 125 Конституции, ст. 79 ФКЗ от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447). Так, правила п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, признаны не противоречащими Конституции, так как они по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со ст. 302 ГК не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом (Постановление КС от 21 апреля 2003 г. N 6-П); напротив, правило абз. 4 п. 2 ст. 855 ГК признано не соответствующим Конституции исходя из того, что установленное в абз. 5 этого пункта обязательное списание по платежным документам, предусматривающим платежи в бюджет и внебюджетные фонды, означает только взыскание задолженности по указанным платежам на основании поручений налоговых органов и органов налоговой полиции, носящих бесспорный характер (Постановление КС от 23 декабря 1997 г. N 21-П).

В свою очередь, постановления Пленумов ВС и ВАС, которые могут быть совместными или раздельными, содержат разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного понимания и применения положений нормативных актов (ст. ст. 126, 127 Конституции). Будучи интерпретационными актами, они: а) разъясняют смысл существующих норм права, но не формулируют новых норм, а значит, и не являются формой права; б) представляют собой акты официального (судебного) толкования и являются обязательными (прежде всего для судов, но они небезразличны и для участников судебного процесса). Обязательность постановлений Пленума ВАС для всех арбитражных судов подчеркнута прямо - п. 2 ст. 13 ФКЗ от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" (с изм.) (СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589). Первый из этих двух признаков отличает интерпретационные акты от нормативных, а второй, напротив, сближает с ними.

Интерпретационные акты, которые в первую очередь связаны с процессом толкования права и только в конечном счете влияют на процесс правильного и единообразного правоприменения, отличаются и от правоприменительных актов, которые всегда имеют индивидуальный характер и представляют собой формальную сторону процесса реализации права. Судебная практика применения гражданского законодательства публикуется в журналах "Бюллетень Верховного Суда РФ" и "Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ".

Комментарии и консультации юристов по ст. 3 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 3 ГК РФ вы можете задать вопрос на сайте или по телефону.
Комментарии и консультации юристов даются бесплатно ежедневно с 9:00 по 21:00 по Московскому времени.
Ответы на вопросы, полученные с 21:00 по 9:00, будут даны на следующий день.

Задать вопрос юристам сайта