Статья 1192. Нормы непосредственного применения

1. Правила настоящего раздела не затрагивают действие тех императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права (нормы непосредственного применения).

2. При применении права какой-либо страны согласно правилам настоящего раздела суд может принять во внимание императивные нормы права другой страны, имеющей тесную связь с отношением, если согласно праву этой страны такие нормы являются нормами непосредственного применения. При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения.

Комментарий к статье 1192 Гражданского Кодекса РФ

1. В коммент. ст. говорится о правовых нормах, которые в доктрине международного частного права обычно именуют сверхимперативными. Эти нормы (точнее, предписания) должны применяться независимо от того, какое право применимо к отношениям сторон в силу их соглашения или действия коллизионной нормы. Пункт 1 коммент. ст. посвящен применению сверхимперативных норм российского права, п. 2 - норм иностранного права.

Выделение сверхимперативных норм призвано обеспечить соблюдение публичного порядка государства при применении норм иностранного права в международных частных отношениях, в частности ограничить выбор сторонами применимого права (ст. 1210 ГК) и решить известную в международном частном праве проблему "обхода закона". По своей сути содержащиеся в ст. 1192 предписания являются позитивной оговоркой о публичном порядке, тогда как предписания ст. 1193 ГК представляют собой негативную оговорку о публичном порядке (см. коммент. к ст. 1193 ГК). Таким образом, в Российской Федерации обе оговорки применяются параллельно.

2. При рассмотрении споров, которые основаны на отношениях, осложненных иностранным элементом, суд должен учитывать содержание сверхимперативных норм российского права, несмотря на то что в целом к отношениям сторон должны применяться нормы другого государства. Сверхимперативные нормы подлежат применению не только судебными, но и иными государственными органами (например, органом записи актов гражданского состояния).

3. Какая норма права имеет сверхимперативный характер, можно установить двояко: 1) прямо, когда в нормативном акте, содержащем данную норму, указывается на ее исключительный (сверхимперативный) характер; или 2) косвенно, когда обязательность применения той или иной нормы обусловлена ее особым значением для государства и его граждан, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота.

Следует признать неточной ту часть текста п. 1 коммент. ст., где говорится об указании на императивность нормы в самой норме. Норма права имеет двучленную структуру и указание на ее сверхимперативность не входит ни в один из структурных элементов нормы, как и не образует самостоятельного элемента в структуре нормы права.

Примером прямого определения сверхимперативности нормы может служить п. 2 ст. 414 КТМ, согласно которому наличие соглашения сторон о применимом праве "не может повлечь за собой устранение или уменьшение ответственности, которую в соответствии с настоящим Кодексом перевозчик должен нести за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, утрату или повреждение груза и багажа либо просрочку их доставки". Тем самым сверхимперативный характер придается, в частности, предписаниям ст. ст. 186, 187 и 190 КТМ, которые устанавливают условия и размер ответственности перевозчика. Также в качестве примера можно привести п. 2 ст. 1209 ГК, в строго императивной форме предписывающий письменное оформление внешнеэкономической сделки, если хотя бы одной из ее сторон выступает российское юридическое лицо. Согласно п. 3 ст. 162 ГК несоблюдение письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность.

Чаще всего сверхимперативность определяется косвенным образом исходя из того особого значения, которое норма права имеет для публичного правопорядка государства. Относится ли та или иная норма к числу сверхимперативных по этому критерию, определяют доктрина и судебная практика. В частности, сверхимперативными принято считать предписания п. 1 ст. 10 ГК о запрете злоупотребления правом, ст. 14 СК РФ о препятствиях для вступления в брак, п. 1 ст. 12 СК о заключении брака между мужчиной и женщиной (и, следовательно, запрете регистрации брака между однополыми парами).

Иногда перечень сверхимперативных норм формулируется весьма широко. Так, Г.К. Дмитриева относит к их числу нормы, содержащиеся в следующих статьях ГК: ст. 166 (о праве суда применить последствия недействительной сделки по своей инициативе), ст. 205 (о восстановлении срока исковой давности), ст. 333 (предоставляющая право суду уменьшить неустойку, когда она явно несоразмерна убыткам), ст. 393 (о праве суда при определении размера убытков принять во внимание цены, существующие в день вынесения решения), ст. 395 (о праве суда определить день, на который принимается во внимание ставка банковского процента при взыскании процентов годовых), ст. 404 (о праве суда уменьшить размер ответственности должника по вине кредитора) и др. (Международное частное право / Под ред. Г.К. Дмитриевой. 2-е изд. М., 2003. С. 191 - 192). Такая чрезмерно широкая трактовка сверхимперативности в значительной степени умаляет значение коллизионных норм, содержащихся в разд. VI ГК, и позволяет суду по многим вопросам игнорировать соглашение сторон спора о применимом праве. При определении перечня сверхимперативных норм следует вслед за зарубежным опытом прежде всего ориентироваться на предписания, обеспечивающие интересы несовершеннолетних детей, граждан, находящихся в беспомощном состоянии, потребителей, предписания, устанавливающие минимум ответственности перевозчика, и т.д.

4. В отличие от императивных норм национального права аналогичные нормы иностранного права не должны, но могут применяться судом, рассматривающим дело. Основанием для такого применения является тесная связь права какой-либо страны со спорным отношением независимо от того, какое право применяется к этому отношению в силу коллизионной нормы или соглашения сторон. Для определения тесной связи может учитываться место исполнения договора, связь лица или предприятия с правом какого-либо государства и т.д. Например, если российский заказчик и германский подрядчик заключили договор о ремонте оборудования, расположенного на территории Эстонии, то российский суд при рассмотрении спора между этими лицами наряду с правом Германии, применяемым в силу подп. 5 п. 3 ст. 1211 ГК, может на основании п. 2 коммент. ст. принять во внимание содержание сверхимперативных предписаний эстонского гражданского права.

5. Коммент. ст. распространяется лишь на применение императивных норм частного права. Применимость норм публичного права (например, административного, процессуального и финансового права) она не затрагивает. Вместе с тем если сделка не соответствует публичным ограничениям или запретам какого-либо государства, то гражданско-правовое предписание о недействительности этой сделки может быть применено в качестве сверхимперативной нормы. Например, в соответствии с п. 4 ст. 26 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" (СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4850) сделки по экспорту и (или) импорту отдельных видов товаров, совершенные без лицензии на осуществление исключительного права на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров, являются ничтожными, что означает необходимость применения к отношениям сторон предписаний ст. ст. 166 - 168 ГК.

Комментарии и консультации юристов по ст. 1192 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1192 ГК РФ вы можете задать вопрос на сайте или по телефону.
Комментарии и консультации юристов даются бесплатно ежедневно с 9:00 по 21:00 по Московскому времени.
Ответы на вопросы, полученные с 21:00 по 9:00, будут даны на следующий день.

Задать вопрос юристам сайта