Статья 1233. Распоряжение исключительным правом

1. Правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

Заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату.

2. К договорам о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, в том числе к договорам об отчуждении исключительного права и к лицензионным (сублицензионным) договорам, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 - 419) и о договоре (статьи 420 - 453), поскольку иное не установлено правилами настоящего раздела и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

3. Договор, в котором прямо не указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации передается в полном объеме, считается лицензионным договором, за исключением договора, заключаемого в отношении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в сложный объект (абзац второй пункта 1 статьи 1240).

4. Условия договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора, ограничивающие право гражданина создавать результаты интеллектуальной деятельности определенного рода или в определенной области интеллектуальной деятельности либо отчуждать исключительное право на такие результаты другим лицам, ничтожны.

5. Правообладатель может сделать публично, то есть путем сообщения неопределенному кругу лиц, заявление о предоставлении любым лицам возможности безвозмездно использовать принадлежащие ему произведение науки, литературы или искусства либо объект смежных прав на определенных правообладателем условиях и в течение указанного им срока. В течение указанного срока любое лицо вправе использовать данное произведение или данный объект смежных прав на определенных правообладателем условиях.

Заявление делается путем размещения на официальном сайте федерального органа исполнительной власти в сети "Интернет". Федеральный орган исполнительной власти, ответственный за размещение соответствующих заявлений, а также порядок и условия их размещения определяются Правительством Российской Федерации.

Заявление должно содержать сведения, позволяющие идентифицировать правообладателя и принадлежащие ему произведение или объект смежных прав.

При отсутствии в заявлении правообладателя указания на срок считается, что указанный срок составляет пять лет.

При отсутствии в заявлении правообладателя указания на территорию считается, что это территория Российской Федерации.

В течение срока действия заявление не может быть отозвано и предусмотренные в нем условия использования не могут быть ограничены.

Правообладатель не имеет права осуществлять указанные действия при наличии действующего лицензионного договора, по которому предоставляется исключительная лицензия на использование произведения или объекта смежных прав в тех же пределах. В случае, если правообладатель осуществляет данные действия при наличии действующего лицензионного договора, по которому предоставляется возмездная неисключительная лицензия на использование произведения или объекта смежных прав в тех же пределах, действие такого договора прекращается. Правообладатель, сделавший соответствующее заявление при наличии действующего лицензионного договора, должен возместить убытки, причиненные лицензиату.

Автор или иной правообладатель в случае, если исключительное право на произведение или на объект смежных прав нарушено неправомерным размещением заявления, сделанного в соответствии с настоящим пунктом, вправе требовать применения к нарушителю мер защиты исключительного права в соответствии со статьей 1252 настоящего Кодекса.

Положения настоящего пункта не применяются к открытым лицензиям (статья 1286.1).

Комментарий к статье 1233 Гражданского Кодекса РФ

1. В пункте 1 комментируемой статьи конкретизируется общее положение п. 1 ст. 1229 ГК РФ, устанавливающее содержание исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Определение условий распоряжения исключительным правом относится Кодексом целиком на усмотрение правообладателя, которое может быть ограничено только в двух случаях. Во-первых, закон может установить полный запрет распоряжения исключительным правом, независимо от возможных способов распоряжениям им (п. 1 ст. 1229 ГК РФ). В настоящее время не допускается распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (п. 2 ст. 1474 ГК РФ), на коллективный знак (п. 2 ст. 1510 ГК РФ), на наименование места происхождения товара (п. 4 ст. 1519 ГК РФ).

Во-вторых, в силу п. 1 комментируемой статьи правообладатель не может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации способом, который противоречит закону и существу такого исключительного права. С одной стороны, данное ограничение носит более общий характер и по существу отсылает к условиям, определяющим действительность сделок (§ 2 гл. 9 ГК). С другой стороны, из указанной формулировки вытекает, что законодатель в данном случае не противополагает требования закона и существо исключительного права, что следует расценивать как допустимость ограничения или исключения только тех способов распоряжения исключительным правом, которые "противоречат существу" такого права. Об этом свидетельствуют и ограничения, содержащиеся в части 4 ГК. Так, исключительное право на коммерческое обозначение может перейти к другому лицу только в составе предприятия, для индивидуализации которого такое обозначение используется (п. 4 ст. 1539 ГК РФ). Следовательно, правообладатель не может распорядиться таким правом путем заключения договора, в котором право на коммерческое обозначение будет передаваться само по себе, отдельно от соответствующего предприятия.

2. Помимо определения границ распоряжения принадлежащим правообладателю исключительным правом, п. 1 ст. 1233 устанавливает общую систему способов распоряжения исключительным правом. Допустимость внедоговорных форм распоряжения исключительным правом основывается на открытом перечне п. 1 ст. 1233, а также на прямом указании ст. 1241 ГК РФ на универсальное правопреемство, в результате которого исключительное право переходит к другому лицу без заключения договора с правообладателем. Кроме того, к числу бездоговорных способов распоряжения следует отнести отказ от осуществления права (п. 2 ст. 9 ГК РФ), распространяющийся на исключительное право как на одно из субъективных гражданских прав.

3. Поскольку исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации означает возможность использования правообладателем такого результата или такого средства по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (п. 1 ст. 1229 ГК РФ), распоряжение исключительным правом означает предоставление правообладателем другим лицам права использования соответствующего результата или средства. Распоряжение исключительным правом со стороны правообладателя означает разрешение одним лицам (и, соответственно, запрещение другим) использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

Наиболее последовательно этот подход проведен законодателем как раз в отношении договорных способов распоряжения исключительным правом. Из неисчерпывающего перечня п. 1 комментируемой статьи следует, что Кодекс признает распоряжением исключительным правом любой договор об использовании результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации.

Помимо прямо названных в п. 1 и подробно урегулированных в части 4 ГК договора об отчуждении исключительного права (ст. 1234 ГК РФ) и лицензионного договора (ст. ст. 1235 - 1239 ГК), распоряжение исключительным правом может осуществляться, в частности, в рамках договора о залоге (§ 3 гл. 23 ГК), договоров продажи предприятия (§ 8 гл. 30 ГК), аренды предприятий (§ 5 гл. 34 ГК), агентского договора (гл. 52 ГК), договоров доверительного управления имуществом (гл. 53 ГК) и коммерческой концессии (гл. 54 ГК), урегулированных в частях 1 и 2 ГК. Кроме устоявшихся типологических форм, опосредующих использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, распоряжение исключительным правом на такие результаты или средства, построенное по той или иной типологической модели, может составлять лишь часть более общего, смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

4. Названные в п. 1 комментируемой статьи договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор занимают особое место в системе договорных способов распоряжения исключительным правом. Типологические особенности этих договоров, связанные с тем, что в первом случае происходит полное отчуждение исключительного права и, соответственно, изменение в лице правообладателя, а во втором - передача права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на ограниченный срок и в ограниченных пределах другим лицам с сохранением за правообладателем исключительного права, предопределяют возможность сведения к двум указанным разновидностям взаимоотношений сторон большинства других способов распоряжения исключительным правом. Так, в случае продажи предприятия речь всегда будет идти о полном отчуждении исключительного права, а в случае аренды предприятия, доверительного управления имуществом - о предоставлении другим лицам права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в предусмотренных договором пределах.

Указанный подход имеет большое практическое значение, поскольку правовой режим большинства из перечисленных договоров, урегулированных в части 2 ГК, хотя и охватывает возможность распоряжения имущественными правами на нематериальные объекты (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации), сформулирован, как правило, без учета их нематериального характера. Таким образом, содержащиеся в части 4 ГК правила о договоре об отчуждении исключительного права и о лицензионном договоре должны использовать для восполнения правового режима тех урегулированных частью 2 ГК договоров, предметом которых является, соответственно, полное отчуждение исключительного права либо предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах.

5. Необходимость включения в Кодекс нормы, предусмотренной п. 2 комментируемой статьи, вызвана тем обстоятельством, что правила, касающиеся договоров о распоряжении исключительным правом (прежде всего договора об отчуждении исключительного права и лицензионного договора), расположены не в части 2 ГК, которой непосредственно предшествуют правила, составляющие т.н. общую часть обязательственного права, включающие правила о порядке заключения, исполнения и прекращения договоров (гл. 21 - 29 ГК), а в самостоятельной, части 4 ГК, отделенной, кроме того, от основного свода правил о договорах еще и положениями о наследственном и международном частном праве (часть 3 ГК).

Таким образом, в силу прямого указания п. 2 комментируемой статьи к договорам о распоряжении исключительным правом должны применяться общие положения об обязательствах, определяющие понятие и стороны обязательства (гл. 21 ГК), исполнение обязательств (гл. 22 ГК), обеспечение исполнения обязательств (гл. 23 ГК), перемену лиц в обязательстве (гл. 24 ГК), ответственность за нарушение обязательства (гл. 25 ГК) и прекращение обязательств (гл. 26 ГК), а также общие положения о договоре, к которым относятся понятие и условия договора (гл. 27 ГК), порядок заключения договора (гл. 28 ГК), а также порядок изменения и расторжения договора (гл. 29 ГК). Кроме того, в силу п. 2 ст. 420 ГК РФ к договорам о распоряжении исключительным правом mutatis mutandis подлежат применению правила о сделках, предусмотренные гл. 9 ГК.

Содержащаяся в п. 2 комментируемой статьи оговорка об условиях применения к договорам о распоряжении исключительным правом общих положений об обязательствах и договорах означает, что недопустимость применения того или иного из указанных положений должна быть прямо предусмотрена Кодексом. В настоящее время в п. 3 ст. 1234 и в п. 5 ст. 1235 ГК РФ содержится запрет на применение правил о цене договора (п. 3 ст. 424 ГК РФ) в случае отсутствия условия о вознаграждении в возмездном договоре об отчуждении исключительного права и в возмездном лицензионном договоре. Не подлежит применению к договору о залоге исключительного права норма абз. 1 п. 2 ст. 346 ГК РФ, поскольку в п. 5 комментируемой статьи установлена для этого случая противоположная презумпция.

Что качается ссылки на "содержание или характер исключительного права", то она адресована не столько участникам договорных отношений, связанных с распоряжением исключительным правом, сколько суду, который при разрешении спора между сторонами должен иметь возможность исключить применение к спорным отношениям тех распространенных на них п. 2 комментируемой статьи норм, недопустимость использования которых вытекает из содержания или характера исключительного права.

6. В пункте 3 ст. 1233 установлена презумпция в пользу лицензионного договора. Необходимость в такой презумпции возникает тогда, когда при толковании условий договора (ст. 431 ГК РФ) буквальное его содержание не позволяет сделать однозначный вывод о том, была ли воля сторон направлена на полное отчуждение исключительного права или только на предоставление права использования соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Из комментируемой нормы следует, что воля сторон на полное отчуждение исключительного права не может предполагаться или косвенно выводиться из содержания договора. Соответствующий договор должен содержать непосредственное указание на то, что его предметом является полное отчуждение (передача в полном объеме) исключительного права.

По своему содержанию п. 3 ст. 1233 направлен на защиту интересов правообладателя, распоряжающегося исключительным правом, т.к. обеспечивает сохранение за ним этого права в случае, когда условия соответствующего договора сформулированы недостаточно четко и определенно. Лежащий в основе этой нормы подход, требующий четкого и недвусмысленного установления условий распоряжения исключительным правом, использован законодателем также при установлении презумпции простой (неисключительной) лицензии (п. 2 ст. 1236 ГК РФ).

Несмотря на установленную комментируемой нормой презумпцию, заинтересованное лицо сохраняет право доказывать, что воля сторон была направлена именно на отчуждение исключительного права. При этом должны учитываться все соответствующие обстоятельства, включая предшествовавшие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон (ст. 431 ГК РФ).

Иная презумпция в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1240 ГК РФ действует в случае, когда договор о распоряжении исключительным правом заключается лицом, организовавшим создание сложного объекта, с обладателями исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, специально созданные или создаваемые для включения в такой сложный объект. В этом случае соответствующий договор считается договором об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Таким образом, будет действовать презумпция в пользу договора об отчуждении исключительного права, если только в самом договоре не будет прямо установлено, что он является лицензионным.

7. Норма п. 4 комментируемой статьи направлена на предотвращение ограничения дееспособности гражданина (ст. 22 ГК РФ) применительно к отношениям, связанным с распоряжением исключительным правом. Своим происхождением комментируемая норма обязана положениям п. п. 5 и 6 ст. 31 Закона об авторском праве. В отличие от других норм комментируемой статьи, распространяющихся на всех без исключения участников договоров о распоряжении исключительным правом, норма п. 4 касается только первоначальных правообладателей - авторов результатов интеллектуальной деятельности, т.е. граждан, творческим трудом которых созданы такие результаты (п. 1 ст. 1228 ГК РФ). Таким образом, комментируемая норма не распространяется на договоры о распоряжении исключительным правом на средства индивидуализации.

Несмотря на то что в п. 4 статьи упоминаются только два договора - договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор, нет оснований сомневаться, что соответствующие условия должны считаться ничтожными и в случае включения их в любой другой договор о распоряжении исключительным правом (п. 1 комментируемой статьи).

Недопустимость ограничения дееспособности автора-гражданина обеспечивается путем объявления ничтожными указанных в п. 4 комментируемой статьи условий договоров о распоряжении исключительным правом. Ничтожность условий соответствующих договоров в данном контексте означает, что для признания их недействительности не требуется особого решения суда. Ничтожность указанных условий договора в соответствии со ст. 180 ГК РФ не влечет недействительности договора о распоряжении исключительным правом в целом, если можно предположить, что договор был бы заключен и без включения в него ничтожных условий.

8. Условия, о которых говорится в п. 4 ст. 1233, относятся к результатам интеллектуальной деятельности, которые автор может создать в будущем. При этом следует иметь в виду, что ничтожными Кодекс признает только условия, ограничивающие автора в свободном использовании результатов интеллектуальной деятельности, которые будут им созданы в будущем, и в свободном распоряжении исключительным правом на эти результаты. Последнее обстоятельство крайне важно для отграничения условий договора, признаваемых Кодексом ничтожными, от вполне правомерных условий, в той или иной мере ограничивающих исключительное право автора.

Речь идет, в частности, об условии лицензионного договора, лишающего лицензиара права выдавать лицензии на аналогичных условиях иным, кроме лицензиата, лицам (подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ). Не охватываются п. 4 комментируемой статьи и условия договора авторского заказа, предусматривающие отчуждение заказчику исключительного права на произведение, которое должно быть создано автором, или предоставление заказчику права использования этого произведения в установленных договором пределах (п. 2 ст. 1288 ГК РФ). Речь в этом случае идет о создании и использовании произведения с конкретными характеристиками, а не об ограничении права автора на создание других произведений в аналогичном жанре, на аналогичную тему и т.д.

9. На договор о залоге исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в соответствии с п. 2 комментируемой статьи распространяются положения § 3 гл. 23 ГК. Пункт 5 статьи, по существу, исключает применение к залогу исключительного права общего диспозитивного правила абз. 1 п. 2 ст. 346 ГК РФ, в соответствии с которым залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя.

Недопустимость применения указанной нормы связана с установлением в п. 5 комментируемой статьи противоположной общей презумпции, позволяющей залогодателю в течение всего срока действия договора о залоге распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации без согласия залогодержателя, если договором не предусмотрено иное.

Содержание комментируемой нормы предопределено основными типологическими моделями распоряжения исключительным правом (см. п. 1 комментируемой статьи), предусматривающими либо полное отчуждение исключительного права, либо предоставление права использования соответствующего результата или средства в установленных договором пределах. При этом, однако, следует иметь в виду допущенную законодателем неточность при определении в п. 5 ст. 1233 содержания действий залогодателя.

Поскольку из п. п. 2 и 3 ст. 1232 ГК РФ, а также из названия договора в п. 5 комментируемой статьи следует, что речь идет о залоге исключительного права, именно это право следует признать предметом залога. Поэтому лишена юридического смысла та часть п. 5 комментируемой статьи, в которой речь идет об использовании залогодателем результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации и из которой может быть сделан ошибочный вывод о том, что предметом залога в данном случае являются соответствующий результат или средство. Другое дело, что использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации является одной из допускаемых законом форм распоряжения исключительным правом. В этом случае, однако, использование не следовало упоминать наряду с распоряжением, которое охватывает эту форму в силу прямого указания п. 1 комментируемой статьи.

Комментарии и консультации юристов по ст. 1233 ГК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 1233 ГК РФ вы можете задать вопрос на сайте или по телефону.
Комментарии и консультации юристов даются бесплатно ежедневно с 9:00 по 21:00 по Московскому времени.
Ответы на вопросы, полученные с 21:00 по 9:00, будут даны на следующий день.

Задать вопрос юристам сайта